пятница, 18 мая 2018 г.

Евреи и старообрядцы: что между ними общего

Несмотря на то, что евреи и старообрядцы являются принципиально разными группами, как в религиозном, так и в этническом отношении, даже при беглом знакомстве с ними можно заметить ряд схожих черт и особенностей, как в этнографии и повседневной жизни, так и в отношении к ним государства и других народов. Попытаемся рассказать о том, что же общего между этими двумя группами. Внешние наблюдатели выделяли следующие основные черты, которые, по их мнению, делали старообрядцев похожими на евреев.


«Белые евреи»

На наш взгляд, особенно примечательным является тот факт, что на территории Латгалии (современная Латвия), начиная с довоенного периода, старообрядцев часто называли «белые жиды» или «белые евреи». На вопросы о причинах появления подобного экзоэтнонима, источники обычно говорили о том, что старообрядцы похожи на евреев своей «упертостью», замкнутостью и истовостью в вере. Один из них утверждал: «староверы – это белые евреи, а те евреи – черные…». Другой говорил о том, что ортодоксальные евреи – это как староверы у русских. Подобного рода утверждения можно встретить на территории Латгалии крайне часто. Вспомним также о том, что зажиточных старообрядческих купцов часто называли «русскими Ротшильдами». В городе Оргееве (Молдова) респонденты евреи и неевреи, утверждали, что ближе всех к евреям стояли именно старообрядцы-липоване. В Латгалии также считали, что евреи похожи на старообрядцев своей общинной сплоченностью.


Пищевые запреты

Строгость пищевых запретов старообрядцев и еврейского кашрута (свода законов о допустимой и запретной пище) действительно во многом сходна. В регионах, где отсутствует мусульманское население, евреи и старообрядцы оказываются единственными этносами, у которых наличествуют пищевые табу. Тем не менее, запреты старообрядцев и еврейский кашрут носят достаточно разный характер. Если у евреев пищевые ограничения базируются на 11 главе библейской книги Левит, а также на дополнительных категориях, установленных Талмудом, то представления старообрядцев основаны в основном на т.н. «народной Библии», а также на других признаках, не опирающихся на библейские предписания (например, представление о том, что кролика нельзя есть, потому что он рождается слепым). К примеру, в отличии от евреев старообрядцы могут есть свинину; у них также полностью отсутствует разделение на мясное и молочное – один из основных принципов кашрута. Впрочем, отчасти верно и утверждение Ильи Магина, писавшего о том, что запреты старообрядцев и кашрут восходят «к тому же ветхозаветному источнику, 11 главе книги Левит». Часть пищевых табу старообрядцев действительно основано на том же критерии, что и у евреев – на разделенности или неразделенности копыта. Именно этот критерий (нераздвоенность копыта) лежит в основе запрета на поедание конины как у старообрядцев, так и у евреев. Маца как обрядовая еда также часто сравнивалась с куличами у старообрядцев.

Сами старообрядцы крайне любопытно объясняли причину, по которой им можно есть свинину, а евреям – нельзя: «Говорили так, что свинья закопала Христа, да, значит, зарыла, чтобы спрятала его так, по сказкам, поэтому они [т.е. евреи] считали, что грех есть эту свинью». Т.е. свиньи спасли Христа, поэтому старообрядцам можно есть свинину, а евреям – запрещено.

В городе Балта (Украина) местные старообрядцы рассказывали о том, что раньше никогда хлеб в магазине не покупали, а только у еврея-пекаря, т.к. «у него чисто». По мнению В. Дымшица, «бессарабские липоване с охотой и без подсказки сравнивали свои диетарные запреты с кашрутом. Сама идея «кошерного» и «трефного» явно делала для них евреев более симпатичными и понятными».


Язык

Проживающие рядом соседние этнические группы, говорящие на разных языках, всегда так или иначе обмениваются знанием языков, а также заимствуют в свои говоры отдельные словечки и выражения соседей. Не являются исключением в данном случае и говорившие на идиш евреи-ашкеназы и старообрядцы.

На территории Литвы в литовский язык и говоры местных старообрядцев проникли такие идишские слова ивритского происхождения как бахур (bachúras, bakùras) 'парень' и хебра (chébra) 'компания'. Кроме того, заимствованием из языка евреев следует также объяснять старообрядческое «школа» в значении «синагога». У семейских староверов Верхнеудинска зафиксировано любопытное слово «шабашники» в значении «выходные, нерабочие дни». Здесь также следует видеть влияние еврейского слова «шаббат / шабес» (выходной день с вечера пятницы до вечера субботы), редуцированного до слова «шабаш» с добавлением суфикса «–ник».

Более того, по мнению одного из латгальских респондентов, как у евреев, у которых был язык идиш, у староверов был свой язык для молитвы, который «понять нельзя». В данном случае роль церковнославянского как языка литургии сравнивается с ролью идиша у евреев (хотя, теоретически, церковнославянский следовало бы сравнить с ивритом (древнееврейским), языком еврейской религии). В некоторых регионах старообрядцы перенимали у евреев идиш в качестве разговорного. Об этом, в частности, писал В. Дымшиц на основе полевых работ в городе Оргеев.


Традиционная одежда и внешний вид

И тем и другим предписывалось носить отличительную одежду или отличительные знаки.

В художественной литературе XIX века упомянуто сразу несколько отличительных знаков на одежде старообрядцев. К примеру К. П. Масальский в романе «Черный ящик» (1833) писал: «Карп Силыч, по примеру отца держась раскола, носил платье, предписанное указом для раскольников. На нем был длиннополый суконный кафтан, весьма низко подпоясанный, с четвероугольником из красного сукна, нашитом на спине. В руках держал он с желтым козырьком картуз, который было предписано носить задом наперед». Специфическая одежда была и у евреев: они носили на голове шапки-ермолки или т.н. «крымки» и темные длиннополые кафтаны, подпоясанные кушаком. В какой-то момент евреи заменили ермолки на картузы с козырьком, похожие на старообрядческие. Особенно примечательно, что верующим старообрядцам и евреям запрещалось брить бороды: по этой причине многие внешние наблюдатели путали одних с другими.


Репрессии со стороны правительств

И евреев, и старообрядцев объединял статус преследуемого меньшинства: евреи были религиозным и этническим, а старообрядцы – этноконфессиональным меньшинством страны. Обе группы подвергались похожим гонениям – и в Российской империи, и в СССР. Евреям предписывалось жить в черте оседлости, а отдельным группам старообрядцев – в удаленных регионах России. Тем не менее, ничего похожего на черту оседлости у старообрядцев не было, и в XIX-XX веках они свободно расселялись по всей территории России и СССР. Обе группы облагались правительством двойным налогом. Существовал также запрет на карьерный рост: евреям и старообрядцам было практически запрещено занимать государственные и административные должности, а также и высокие военные чины. Чтобы избежать преследований, евреи и старообрядцы покидали пределы России и бывшего СССР. По этой причине и те, и другие живут рассеянно по миру отдельными общинами: небольшие группы евреев и старообрядцев можно найти практически во всех странах мира, от России до Южной Америки и Африки.



Обвинения в ритуальном использовании христианской крови

Интересно также, что отдельные антисемитские авторы упоминали также и о том, что старообрядцы, равно как и евреи, осуществляли ритуальные убийства детей: «наши раскольники, толка детогубцев, делали то же, но пили порошок не сами, а опаивали им других для привлечения посредством чар сих к своему братству». Обвиняли в этом старообрядцев и отдельные представители господствующей православной церкви XIX века. Не стоит даже и говорить об абсурдности подобных обвинений.

Законы ритуальной чистоты (нечистоты)

Отчасти сходны отдельная посуда («поганая кружка») для чужаков у старообрядцев и раздельная ритуально чистая (мясная и молочная) посуда у евреев. К тому же похожи методы очищения ритуально загрязненной посуды: у старообрядцев южной России и Сибири практиковалось прокаливание, что также похоже на процедуру кашерования у евреев. У беспоповцев – запрет на совместную трапезу с еретиками и иноверцами, которая воспринималась как «мирщение».

Подводя итоги, отметим, что у евреев и старообрядцев было много общего: их объединял статус преследуемого меньшинства, резко отличающийся от этнических соседей внешний облик и одежда, длинные бороды, наличие законов ритуальной чистоты и нечистоты и многое другое. В результате, в зонах компактного проживания евреев и старообрядцы между этими двумя группами сложились дружественные отношения, резко отличавшиеся от враждебного отношения к евреям со стороны большинства православных верующих, прихожан господствующей церкви. Объяснить этот феномен легче всего общими чертами, о которых рассказывается в этой статье.