пятница, 11 августа 2017 г.

Ритуалы офицера в СССР, которые актуальны до сих пор

Правила поведения офицерского состава советской армии и флота при отмечании определенных событий подразделялись на официальные и общепринятые. Коммунистическая идеология предписывала соблюдение догматических канонов, а житейские офицерские традиции существовали сами по себе.

Обмыть «звезды»

Традиция «сполоснуть» очередное звание, награду, назначение или офицерскую должность в советской армии укрепилась с момента ее образования. В мужском офицерском коллективе считалось не только нормальным, но и обязательным поступком, когда награжденный (назначенный) «проставлялся» коллегам-сослуживцам.

Медаль (орден, очередные «звезды» на погоны) опускалась в полный стакан с водкой (как вариант, со спиртом). Тостуемый выпивал (обязательно до дна) стакан и целовал свою награду. В советской армии пили много, и поэтому периодически эти ритуальные попойки командование пыталось пресекать. Однако офицеры всегда находили возможность отметить назначение или награду.

Прославленный советский летчик Валерий Чкалов при назначению в эскадрилью военлетом свою первую зарплату в 143 рубля пропил. Традиция офицерской «инициации» состояла в том, что надо было купить офицерскую фуражку за три с половиной рубля, а остальные деньги прогудеть с новыми сослуживцами.

В Великую Отечественную войну звания и награды обмывали по-походному – в кружки с водкой или спиртом клали орден (медаль) или звезды. Спиртное на фронт доставлялось так же, как и продукты питания («фронтовые сто грамм»), и при нормальном снабжении недостатка в нем (во всяком случае, для офицеров) не было. Ритуал состоял в том, что чествуемый офицер, перед тем как выпить, как правило, произносил нечто вроде торжественного обращения к старшему по званию и остальным сослуживцам: такой-то накрыл стол в связи с тем-то. Затем водка (спирт) выпивалась. Если обмывались «звездочки», их надо было выловить в процессе, поймать зубами и положить на новенькие погоны. Когда проставлялись несколько офицеров, этот ритуал повторялся поочередно.

По окончании старшие офицеры подводили итоги: зачтено проставление или нет. «Незачет» означал перенос мероприятия на другой день, когда праздник повторялся и заканчивался в конечном итоге «официальным» подтверждением нового офицерского статуса.



Формалистика и суд чести

В советской армии среди офицерского состава бытовала масса ритуалов, предписываемых уставами службы. В частности, это касалось отдания чести – каждый офицер должен был «салютовать» при встрече с любым военнослужащим вне зависимости от его звания. Считалось, что этот ритуал имеет воспитательный характер и учит уважению к офицерскому званию. Формализм, сопутствующий соблюдению большинства военных ритуалов, в обыденной жизни сводил на нет этот обычай – в частях, где офицеры знали друг друга не первый год, отдание чести при встрече, как правило, не практиковалось.

В СССР особую роль в воспитании граждан играло общественное порицание. Товарищеские суды чести, созданные в войсках РККА в 1939 году, как институт в той или иной степени сохранились до развала Советского Союза. Ритуал публичного предания обструкции провинившегося офицера (совершившего аморальный поступок, а не преступление, за которое грозил трибунал), был соответствующим образом оформлен – в каждой части формировались подобные суды, где заседали несколько человек, избираемых на двухгодичный срок тайным голосованием.

Решением суда чести запятнавший свой офицерский мундир военнослужащий мог быть понижен в звании или даже уволен из рядов Вооруженных сил. Вышестоящее командование могло отменить это решение при рассмотрении соответствующего ходатайства от «приговоренного», поданного в трехдневный срок.