четверг, 20 апреля 2017 г.

Бордели фашистов на оккупированных территориях СССР

По воспоминаниям адъютанта генерала Паулюса, последними самолетами в котел под Сталинградом была доставлена дюжина ящиков с презервативами. Неужели этот груз был так важен для солдат окруженной армии?



«Дома терпимости» для армейцев появились сразу после того, как началась Вторая Мировая война. Министр внутренних дел Германии Вильгельм Фрик стремился оградить солдат от венерических заболеваний, удержать их от изнасилований и мужеложества, поэтому приказал создать на оккупированных территориях бордели для вермахта. На протяжении войны было открыто более 500 подобных заведений, которые поделили между собой Западный и Восточный фронты.

В действие вступают фрау

Изначально дамы из публичных домов делились по категориям. Первые предназначались для ублажения солдат, вторые – сержантского состава, третья – офицеров. Позже категории упразднили.

Например, лётчиков фрау полагалось встречать в опрятной одежде, с аккуратным макияж (за этим тщательно следили). Постельное и нательное бельё должно быть идеально чистым, меняться для каждого посетителя «Дома терпимости». Из-за большей численности сухопутных войск и ограничений по времени девушка встречала солдат лёжа в постели уже в нижнем белье. В таких борделях постельное менялось после каждого десятого посетителя.




За соблюдением санитарных норм следил управляющий борделем (по образованию медик). Он отвечал и за физическое здоровье девушек. Их вместе с комнатами каждый день осматривал врач. Если было нужно, он отправлял фрау на профилактические и лечебные процедуры. Бордели делали небольшими: до 20 работниц в каждом. Так было легче обеспечивать блаженствами наступающие и отступающие войска. Немецкие солдаты могли посещать «Дома терпимости» до 5-6 раз в месяц. Случалось и такое, что командиры лично выдавали счастливые талончики, чтобы поощрить бойца. Не запрещалось лишать солдат посещений борделей за повинности. Это помогало поддерживать военную дисциплину в роте.




Представителей союзных войск (итальянцев, венгров, румын, словаков) к заветным фрау не пускали. Им приходилось самим искать выходы из ситуации. Венгры смогли организовать нечто похожее на немецкие «Дома терпимости». Для итальянских солдат и офицеров был создан бордель «Итальянское казино», расположившийся в Сталино (нынешний Донецк). Там работало 18 девушек, чьё утро начиналось в 6 утра. Желающих ублажиться было настолько много, что приходилось идти на дополнительные уступки. Один из документов 1942 года утверждает: «Так как имевшихся во Пскове публичных домов для немцев не хватало, то они создали так называемый институт санитарно-поднадзорных женщин или, проще говоря, возродили свободных проституток. Периодически они также должны были являться на медицинский осмотр и получать соответствующие отметки в особых билетах (медицинских удостоверениях)».

Жизнь девиц «Домов» вряд ли была обременительной. Они получали жалованье, страховку, льготы. Если бы Третий Рейх продолжал существование ещё 30 лет, фрау стали бы пенсионерками, претендующими на повышенные суммы за участие в боевых действиях.


Любовь на колёсах

Борделей и проституток всё-таки не хватало, поэтому войска стали возить за собой «Дома терпимости» на колёсах. В них обитали чистокровные арийки. Они проходили строгий отбор, нередко фанатично относились к национал-социалистической идеологии, должны были работать из патриотических побуждений. Факт существования передвижных «Домов» подтверждают записи в дневнике генерала Гальдера: «Текущие вопросы. 1) Лагеря для военнопленных переполнены. 2) Танкисты требуют новые моторы. 3) Войска двигаются быстро, публичные дома не успевают за частями».



Пребывание в любых борделях было регламентировано. Перед самим приёмом у девицы-ублажительницы солдат проходил инструктаж у своего начальства. Одно из предписаний строго обязывало бойцов пользоваться презервативами (их выдавали бесплатно). Об этом ему напоминали и специальные вывески, которые солдат мог увидеть на стенах «Дома терпимости». Плату за любовные утехи (3 рейхсмарки) нужно было вручить девушке, зафиксировать это в талоне. Также в него вносились данные о фрау: имя, фамилия, учётный номер. Хранить документ нужно было в течение двух месяцев. Делалось это на случай обнаружения венерического заболевания. По сохранённому талону без труда можно было установить личность «виновницы».



Советские фрау: настоящие или вынужденные?

Некоторые русские женщины добровольно выходили замуж за офицеров, чиновников и солдат Вермахта. В 1942 году вышел циркуляр НКВД СССР, который признавал женщин, имевших половые связи с нацистами, проститутками и предательницами. Начальникам управлений НКВД нужно было начинать свою работу на освобождённых территориях с арестов ставленников и пособников немцев (в том числе владельцев публичных домов).

Однако не все русские женщины добровольно встречались с немцами. Некоторые из них выполняли приказы советского командования: собирали разведывательные сведения. На глазах у своих делать это было стыдно. Вынужденные фрау получали кличку «фашистская подстилка». Полковник КГБ Зоя Воскресенская вспоминает историю 25-летней Оли из Орла. После начала войны девушка добровольно попросилась на фронт. В военкомате молодой человек предложил ей стать разведчицей (Оля хорошо знала немецкий). Два раза в месяц комсомолке нужно было закладывать в тайник донесение и вынимать оттуда новое задание. После оккупации города Оля быстро втянулась в офицерскую среду, проводила вечера в ресторанах, делая вид, что по-немецки знает лишь пару слов. В контрольные дни Оля ходила к тайнику, но заданий в них не появлялась, а донесения девушки никто не забирал. Сбежать из города не удавалось. Гитлеровцы господствовали в нём больше 20 месяцев. Вскоре Орёл освободили. Советскому командованию доложили якобы о предательстве «девки Ольги». Девушку арестовали, она предстала перед военным трибуналом. Полковник КГБ, выслушав историю комсомолки, посоветовала ей подробно описать ситуацию и попросить пересмотра дела в Верховном Суде. Через несколько месяцев справедливость восторжествовала. Олю реабилитировали за «отсутствием состава преступления».