среда, 24 мая 2017 г.

Алексей Очкин: самый живучий солдат Великой Отечественной

Великая Отечественная война стала огромным испытанием для миллионов людей. Кто-то храбро погиб в бою, кому-то удалось выжить. Алексею Яковлевичу Очкину, которого за феноменальную живучесть солдаты прозвали «лейтенант Огонь», судьба дала шанс трижды вернуться с того света.


Судьба человека

Когда началась война, Алексею было 16 лет. Прибавив себе в военкомате два года, Очкин попросился на фронт. Героизм был у этого мальчика в крови. Среди его предшественников по матери был герой Севастополя, участник Крымской войны и знаменитый хирург Николай Иванович Пирогов. Известным врачом был и другой дед. Восемь братьев и пять сестер отца занимались медициной, один из них даже стал академиком. Все воевали: кто - в Первой мировой, кто - в Гражданской.

После краткосрочных курсов в артиллерийском училище Алексей Очкин был отправлен на Лужские рубежи. Первый бой мог вполне оказаться последним - немецкий снайпер тяжело ранил Очкина в голову - но он чудесным образом выкарабкался и после лечения снова вернулся на фронт.

Затем был Сталинград. Здесь молодой лейтенант после гибели командира принял на себя командование ротой. В течение девяти дней 57 бойцов 112-й стрелковой дивизии удерживали сборочный цех и кручу. Немцы по несколько раз в день открывали огонь, но результата не добились. Затем фашисты пустили в ход танки-тральщики, надеясь прорваться через заминированный участок, но семь из них были разбиты. Немцы получили такой жесткий отпор, что решили, будто воюют с целым батальоном, хотя на защите высоты оставались лишь раненный в голову Очкин и шестеро бойцов.



Кто смел, тот цел

При обороне близ Романово жизнь Алексея Яковлевича разделилась на «до» и «после». 26 марта 1943 года он, будучи командующим штурмовым отрядом, не смог сидеть в окопе, видя, как из замаскированного и уцелевшего дзота (деревоземляной огневой точки) крупнокалиберный пулемет бьет по его солдатам практически в упор. Бойцы бросились врассыпную, а Очкин со всех ног побежал в сторону огня.

У берега покрытой наледью реки разрывная пуля попала ему в бедро. Кости были раздроблены, и нога держалась буквально на одних сухожилиях. Наскоро перевязав рану и скрепив кости шиной из прутьев, лейтенант пополз к смотровому окошку и кинул в него гранату. Прогремел взрыв, но пулемет снова застрочил. Спасая других, Алексей закрыл амбразуру своим телом – пули буквально изрешетили его.

Бой за деревню Романово длился более суток. Лишь когда поднялась метель, солдаты смогли добраться до командира и вытащить его с поля боя. Застать его живым они не надеялись. Хотели похоронить с почестями, насколько позволяло положение. Очкин не подавал признаков жизни. Его занесли в хату, но вдруг он открыл глаза, в бреду окинул взором стоящих и, решив, что перед ним фашисты, вырвал из находившейся в его руке гранаты чеку. Один из солдат, Борис Филимонов, едва успел ее перехватить и выбросить в разбитое окно.

Очнулся Алексей через месяц уже в госпитале. На ноге, в которую попала разрывная пуля, уже развивалась гангрена, но от ампутации лейтенант отказался, сбежал из больницы и направился в свою часть. В одном из сел, попавшихся на его пути, девушка, которую звали Катя Чернышова, позвала его в дом, предложив кров и еду. Ее бабушка оказалась известной травницей и лечила ему рану на ноге. Удаче и крепкому здоровью Очкина поражались даже полевые врачи, которые, казалось бы, видели в этой жизни уже все.

В медсанбате его ждала награда - командующий армией И. Д. Черняховский вручил бойцам ордена Красной Звезды. Согласно оперативной сводке 112-й дивизии разведывательная группа Очкина ликвидировала сорок фашистских солдат и захватила в плен дежурного по обороне, который дал ценные показания.

В ноябре 1943 года, участвуя в боях за освобождение Киева, Алексей Очкин попадает в окружение и получает тяжелое ранение в ногу и контузию. С поля боя оттаскивает его ангел-хранитель, все та же Катя Чернышова, однажды уже спасшая его от беды.

В Дарницком пересыльном госпитале врачи решают ампутировать Очкину ногу. Угрожая медикам оружием, Алексей вновь отказывается от операции. Он помнил, как очнулся замерзший от холода в морге среди окоченевших трупов, сваленных прямо на полу. Рядом практиковались молодые военные врачи - препарировали мертвые тела. Очкин не на шутку перепугал хирургов и проходивших мимо медсестер, когда пытался выбраться из морга. После последнего ранения восстановиться было непросто. Лейтенант прошел семнадцать госпиталей, поправлял здоровье на серных водах в Киргизии.

В 1944 году он продолжил службу уже капитаном гвардии в элитном подразделении - гвардейской истребительно–противотанковой бригаде Резерва Главного Командования, был участником формирования Вислы, Одера, Нейсы.

После штурма Берлина за драку с сотрудником СМЕРШа его чуть не разжаловали и не исключили из партии. Спасли капитана его же сослуживцы-разведчики, прикатившие к гаупвахте мотоцикл. На нем сбежавший Очкин смог догнать свою часть, шедшую в наступление на Прагу. Там в бою Алексея снова контузило. Так он попал в госпиталь Первого Украинского фронта, размещавшийся в отеле «Ричмонд» в Карлсбаде. В клинике доктора Цангера ему восстанавливали ноги и руки, затем он продолжил лечение на водах. Здоровье ему поправили так хорошо, что Алексея, повысив до замкомандира стрелкового полка, вновь отправили на фронт. Но ранения не давали покоя, и он был мобилизован как инвалид ВОВ.


Выжить, чтобы жить

После окончания войны Алексей Очкин трудился на заводе, параллельно отучился в школе и окончил Институт кинематографии, реализовав свою довоенную мечту стать кинорежиссером.

Принимал участие в создании фильма «Сорок первый». Самостоятельно поставил три картины. Очкин – автор произведений «На круче», «Крылья жизни» и «Старая яблоня». В своем документальном рассказе он поведал о подвигах боевого друга и «братишки» Вани Федорова, погибшего смертью героя в Сталинграде.

Несмотря на инцидент в Берлине, преследования не коснулись Алексея Очкина, однако и Звезду Героя он так и не получил. 16 февраля 2003 года прославленного бойца не стало.