вторник, 9 мая 2017 г.

Кому давали бронь во время Великой Отечественной

Количество освобожденных от призыва на военную службу в действующую армию во время Второй мировой в СССР во многом зависело от величины и стратегической важности того или иного населенного пункта. В Москве бронь имели свыше 40% мужчин призывного возраста, тогда как в деревнях этот показатель не превышал и 5%.


Освобожденное начальство

В первую очередь освобождались от призыва на фронт руководящие работники – председатели крайкомов, обкомов, горкомов и райкомов партии. Часто на оккупированной территории они возглавляли партизанские отряды, действовавшие в тылу врага. В деревнях призывали зачастую всех, кто подходил по состоянию здоровья. Нередко в селе во время войны оставались одни женщины, старики и несовершеннолетние дети.
Также имели броню директора заводов, фабрик и других предприятий, особенно представлявших стратегическую важность в условиях военного времени. При подступах гитлеровцев к городу руководители предприятий эвакуировали оборудование в дальние регионы СССР и сами отправлялись туда налаживать производство.
Не подлежали призыву и специалисты среднего звена заводов и фабрик, многие квалифицированные рабочие предприятий, сотрудники учреждений, отвечающих за жизнеобеспечение и безопасность населенных пунктов.



Работники идеологического фронта

Артисты, художники, композиторы и музыканты, писатели и поэты, ученые – это лишь неполный перечень профессий, обладатели которых имели право на бронь от призыва на фронт. Артисты, такие, к примеру, как Аркадий Райкин, Василий Качалов, Игорь Ильинский, участвовали в концертных бригадах, выезжавших на позиции наших войск с концертами. Художники (знаменитое трио Кукрыниксов, Борис Ефимов, Ираклий Тоидзе) рисовали плакаты и оформляли листовки. Имевшие бронь писатели и поэты часто становились военными корреспондентами (Борис Полевой, Константин Симонов).



За что посадили братьев-футболистов Старостиных

Освобождались от призыва и многие спортсмены. В качестве примера можно привести историю четверых братьев Старостиных, известных футболистов «Спартака». Они, имевшие бронь, по версии следствия, за деньги помогали «откосить» от фронта десяткам других военнообязанным и при этом распространяли антисоветскую агитацию. Всех четверых и еще несколько человек из спортобщества «Спартак» в результате посадили в лагеря ГУЛАГа.
Кстати, случаи «отмазывания» от армии и выдачи липовой брони во время Великой Отечественной войны были нередки. К уголовной ответственности по таким делам были привлечены десятки военкомов и работников призывных комиссий.
Национальная особенность призыва
В действующие военные части не призывали представителей некоторых национальностей, являвшихся гражданами СССР: немцев, румын, финнов, болгар, греков, турок, японцев, корейцев, китайцев, венгров и австрийцев. Они должны были состоять в так называемых рабочих колоннах – трудовых подразделениях Красной Армии, что-то вроде стройбатов. Поляки, литовцы и латыши, чехи и эстонцы также поначалу не подлежали призыву. В 1942 году ввели запрет на призыв горцев – уроженцев Чечено-Ингушетии, Кабардино-Балкарии и Дагестана.


Почему случилась «сучья война»

Не призывали на фронт осужденных по политической 58-й статье. До 1943 года броня была у воров и бандитов и отбывающих срок за бытовые преступления. Затем, когда в войне произошел перелом и Красной Армии потребовались свежие силы, дошел черед и до них. Бандитам, ворам в законе служить не велел воровской кодекс, но многие из них из патриотических соображений этими условностями пренебрегли. В результате по окончании Великой Отечественной, когда отвоевавшие воры взялись за старое и снова оказались на зоне, законники старой формации их уже не считали авторитетами. Эти разногласия между «ссученными» ворами-ветеранами и не воевавшими авторитетами вылились в так называемые сучьи войны с многочисленными жертвами по обе стороны.


«Больная» причина

Не брали на фронт явно негодных для службы в армии по состоянию здоровья – людей с психическими заболеваниями (к примеру, шизофреников), с очень плохим зрением, инвалидов, больных туберкулезом.
Многие из тех, кому полагалась бронь (и не только по болезни), шли на фронт добровольцами. В фильме «Место встречи изменить нельзя» приводится пример с сыном героя, сыгранного Зиновием Гердтом, имевшим официальное разрешение не служить, - близорукий скрипач ушел воевать и погиб, тогда как жулик Бесяев (Копченый) справку о липовой грыже просто купил. Сам же Гердт как «забронированный» артист тоже мог не служить, но пошел на фронт добровольцем, получил тяжелое ранение и демобилизовался в звании старшего лейтенанта. Он был кавалером ордена Красной Звезды.